От интернационализма к многополярности: СССР, Россия и миротворческая деятельность

С опорой на источники из нескольких архивов в рамках проекта ставится вопрос об определении места СССР и России в международных отношениях (в широком смысле) после 1945 г., а также о том, какое место они сами себе в них отводили / отводят. Соответствующая их деятельность в международных организациях в активном взаимодействии с другими государствами, обществами и их представителями из разных частей света представляет многообещающие перспективы, поскольку в ней проявлялись релевантные для темы проекта стереотипы о «других» и идеи самоидентификации; документируется понимание международных отношений этими странами; разрешаются национальные, международные и транснациональные противоречия; реализуется сотрудничество и устанавливаются связи.

В центре проекта – задача проанализировать установки СССР и России в отношении операций ООН по поддержанию мира. История этой ее деятельности представляется особенно показательной, т.к. вбирает в себя политические, дипломатические, экономические, военные и культурные аспекты истории международных отношений в XX и XXI вв.

В общей сложности, на примере отдельных кейсов исследуются по-разному объясняемые кризисы, которые имели/имеют место быть в различных регионах и в разное время, а также соответствующие им миротворческие операции ООН, ставившие/ставящие перед собой, таким образом, различные цели и задачи, имевшие/имеющие различные подходы и оказавшие/оказывающие определенное влияние на международную обстановку. Прояснить изначальные установки СССР по этим вопросам можно благодаря ранним дискуссиям о вооруженных силах ООН и первым высказываниям относительно миротворческих операций – с конца 1940-х гг. Вторым рассматриваемым периодом – с тематическим фокусом на Азии и Африке – является время с середины 1980-х гг., когда качественно меняется применение вооруженных сил, формируются новые структуры безопасности и новые международные отношения с участием СССР/России. И, наконец, рассматривается развитие международных отношений с 1990-х гг.

В целом, причины, цели и средства советской/российской деятельности (или бездеятельности) в рамках этой взаимосвязи с ООН или с альтернативными институциями (СНГ и ОБСЕ) в меняющемся международном контексте являются надежными маркерами международного самовосприятия, готовности и способности Москвы к международному сотрудничеству, базовых представлений СССР/России о целях и средствах достижения глобального миропорядка и международных норм. Они также позволяют увидеть, как шло рассмотрение иных интернациональных проектов, как менялись концепции собственной безопасности (политической, военной, экономической, экологической) СССР/России, каковы были линии преемственности и изменений в советских/российских позициях по вопросам международного сотрудничества и как оценивались в СССР/России возможности и риски, которые несут с собой международные и наднациональные механизмы вмешательства и влияния.

Проект расширяет общепринятую концептуализацию предмета исследования: рассматривается не просто проблема национальной и коллективной безопасности, а изучается взаимовлияние национальных интересов государств, традиционных паттернов мышления и концепций, идеологических воздействий, а также тесно переплетенных между собой би- и мультилатеральных динамик – таких, как холодная война, деколонизация, глобальные экологические кризисы, терроризм.

КООРДИНАЦИЯ ПРОЕКТА: Андреас Хильгер
СРОК РЕАЛИЗАЦИИ: 2019-2023 гг.
МЕРОПРИЯТИЯ:
Peace and Security in Times of Transition (ГИИМ, МГИМО, Москва (гибридный формат), 15-17 октября 2021 г.)

Исследования